Малина со вкусом ананаса
Фото из архивов Центрально-европейской лесной опытной станции

Фото из архивов Центрально-европейской лесной опытной станции

Как костромские ученые выводят новые сорта лесных ягод

Филиал Всероссийского НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства «Центрально-европейская лесная опытная станция» в Костроме известен немногим. Но именно здесь уже 40 лет создают новые сорта клюквы, брусники, голубики, которые известны далеко за пределами России: в Финляндии, Литве, Белоруссии, США. Корреспондент «Русской планеты» поговорила с костромскими учеными о том, как работа по созданию новых сортов ягод превратилась в хобби.

«Нам некому передать наше дело»

Когда-то в лаборатории работали двенадцать научных сотрудников, сегодня только четыре. Одни ушли из-за того, что в годы перестройки нерегулярно платили зарплату, других не устраивали постоянные командировки и тяжелый физический труд. Те, кто остались преданны науке, а это две семейные пары, все свое время проводят на работе. Для них это и работа, и хобби. Все они по образованию биологи.

– У нас была возможность сменить работу — преподавать, работать в частной фирме, — говорит Галина Тяк, кандидат биологических наук, заместитель директора по научной работе «Центрально-европейской лесной опытной станции», — но хотелось завершить исследования по созданию сортов клюквы и брусники. Потом, как только зарегистрировали первые сорта, появилось желание продолжить работу по выведению новых, более совершенных сортов. Тем более к этому времени были выращены тысячи гибридных сеянцев. Вот так мы все и втянулись в работу навсегда. Изучали, в основном, лесные ягодные, лекарственные растения и грибы. Исследования проводили не только в Костромской области, но и в Ярославской, Ивановской, Нижегородской и во многих других областях.

Вот уже несколько лет костромские ученые выращивают дикорастущие лесные ягоды на осушенных и выработанных торфяниках, ищут методы создания и создают улучшенные сорта. Вначале исследования проводили только по клюкве болотной и клюкве крупноплодной (североамериканский вид), потом стали изучать бруснику, голубику топяную, голубику узколистную (североамериканский вид), княженику арктическую, жимолость съедобную и морошку приземистую. В 90-х годах Государственной комиссией по испытанию и охране селекционных достижений были утверждены семь, а в мире их всего тринадцать, первых в России сортов клюквы болотной: Сазоновская, Алая заповедная, Хотавецкая, Северянка, Краса Севера, Соминская, Дар Костромы и три сорта брусники обыкновенной: Костромская розовая, Костромичка и Рубин. Все сорта созданы в Костроме. В 2008 году на семь сортов клюквы болотной и два сорта брусники были получены патенты.

– Культивирование североамериканского вида клюквы в США начали в начале XIX века, — рассказала «Русской планете» Галина Макеева, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник «Центрально-европейской лесной опытной станции». — В России этим вопросом заинтересовались только в 70-х годах XX века. Ну и прежде чем вводить в культуру ягодные растения, надо было изучить биологические и экологические особенности этих видов в естественных условиях обитания, чем мы и занимались долгие годы, а потом только приступили к выведению сортов.

За рубежом подобные исследования чаще всего проводят на плантациях частных фермеров, которые занимаются посадкой и уходом за растениями, ученые только наблюдают, фиксируют результаты. За помощь науке фермеры получают налоговые льготы. В России все по-другому. Ученые сами выполняют все работы, в том числе и по посадке, уходу, прополке, поливу.

– Клюква, брусника и голубика хорошо растут на торфяниках, — говорит Валерий Макеев, старший научный сотрудник «Центрально-европейской лесной опытной станции». — Поэтому одним из аспектов нашей работы является и рекультивация (восстановление. — Примеч. авт.) выработанных торфяников. В настоящее время это бросовые земли: они являются источником повышенной пожароопасности, на них возникают пыльные бури, происходит засорение рек и озер паводковыми стоками. При выращивании ягодных растений в почве поддерживается определенная влажность, при которой торфяники уже не горят, корневая система скрепляет почву.

Правда, есть у торфяников один серьезный минус — работать на них куда сложнее, чем на обычной почве.

– Мы изначально все делаем своими руками, — говорит Галина Вячеславовна, — подготавливаем почву, сами выращиваем посадочный материал, сами его сажаем, потом ухаживаем за растениями: пропалываем, поливаем. Не все, кто приходит работать в науку, готовы к такому труду. Наши опытные участки есть и рядом с Костромой, и достаточно далеко, за пятьдесят и более километров. В жаркое лето 2010 года, когда температура на поверхности торфяника была более пятидесяти градусов, мы работали, спасая опытные растения. Ведрами таскали воду и поливали. Иначе бы все погибло. Некоторые студенты, приходя к нам на практику, уже после нескольких дней работы на жаре говорят, что больше не могут, у них в висках стучит, давление поднимается. Вообще надо сказать, что нам сейчас некому передать наше дело. Молодежь не идет из-за низких зарплат, да и работа в науке сейчас не очень популярна. Но я все же верю, что мы сможем найти достойную смену.

– В нашей работе приходилось уезжать в длительные командировки, жить в лесу — продолжает Анатолий Тяк, старший научный сотрудник станции. — Некоторые сотрудники пару раз съездят и все. Кому-то мама не разрешает, кто-то говорит, что мы лаборантами пришли работать. Не все выдерживают. Ночевки — ладно, одна-две. А командировки были и по месяцу и больше! Вот, например, в Кологривском лесу мы жили по два-три месяца, это когда я еще работал в группе лесоводства. Обычно приезжаешь из командировки, встречаешься с друзьями, а они все говорят: «Какая у тебя хорошая работа. Романтика!». А у меня мысль: помыться бы в ванной, поспать на кровати и почитать книгу. Там же находишься с одними и теми же людьми: уже все байки рассказаны, все книги, которые взял с собой, перечитаны, электричества нет, радио не послушаешь, потому что ни одни батарейки в сырости месяц не прослужат, до ближайшего населенного пункта тридцать километров. Мобильных телефонов, ноутбуков и прочих гаджетов тогда не было. Но как-то жили, делали свое дело и получали от этого моральное удовлетворение.

«Купил якобы сорт “Краса Севера”, а выросло непонятно что»

Костромских ученых каждый год приглашают на всероссийские и международные научные конференции, но позволить себе так часто «путешествовать» они не могут. Поездки, а также публикации в научных журналах, защита диссертаций и многие другие необходимые для науки занятия, им приходится оплачивать из своего личного кармана. В 2007 году они побывали в Эстонии, на плантациях фермеров, которые тесно сотрудничают с наукой, выращивают клюкву болотную, клюкву крупноплодную (американскую), голубику, бруснику. На их плантациях есть и сорта ягодников костромской селекции. В этих фермерских хозяйствах проводят исследования ученые из знаменитого агроуниверситета города Тарту, ставят эксперименты, выводят новые сорта, пишут научные статьи и книги.

– У каждого из нас, — рассказывает Галина Юрьевна, — есть богатейшие уникальные материалы, собранные собственным трудом, которые мы могли бы использовать для написания докторских диссертаций. К сожалению, на это не остается времени.

В результате многолетней работы лаборатории выведены сорта клюквы, брусники, отобраны перспективные гибриды голубики. К примеру, одна ягода голубики может весить около четырех граммов, для сравнения эта же ягода, но лесная, весит полграмма. Найти селекционные костромские сорта ягод в продаже очень трудно.

– Бывает, что продают наши сорта, а пишут, например, что это «садовая клюква». Правду не пишут, потому что для этого надо заключать с нами лицензионный договор и отдавать нам определенный процент с продаж. Кто же захочет делиться прибылью? — говорит Галина Вячеславовна. — Но куда хуже, когда под видом сорта продают растения клюквы и брусники, выкопанные в лесу. Человек, допустим, купил якобы сорт «Краса Севера», а выросло непонятно что. Надо понимать, что такие селекционные растения есть только у нас, но мы не продаем, на станции пока нет коммерческого отдела. Иногда к нам приходят садоводы–любители, просят саженцы, мы делимся. В России мы сотрудничаем со многими научными организациями и предприятиями. Вот недавно нас попросили предоставить сорта клюквы для испытаний в Архангельскую область, мы, конечно же, дали, нам и самим очень интересно знать, как поведет себя наша клюква в данном регионе. Также мы передавали посадочный материал в Кировскую, Тверскую, Новосибирскую области, в Карелию.

Оброк для князей

Сейчас, как и много лет назад, в лаборатории кипит работа, получены гибриды разных видов ягодных растений. Через пару лет, если гибриды покажут свою высокую урожайность, крупноплодность, устойчивость к болезням и другие свои лучшие качества, из них получатся новые сорта. Одной из самых перспективных работ костромских ученых считаются исследования княженики арктической. Это самая дорогая из лесных ягод. Если тонна клюквы стоит порядка двух с половиной тысяч долларов, то тонна княженики продается за двадцать пять тысяч.

– Княжевика арктическая растет в северных регионах, — говорит Галина Юрьевна. — В Костромской области она редко, но встречается. В лесу растет небольшими куртинками.

Иногда обильно цветет, но не плодоносит. Причина простая — куртина состоит из растений одного клона, поэтому ягоды не завязываются. Плодоносящую княженику можно встретить в северо-восточных районах нашей области. Люди соберут майонезную баночку — уже счастье. Княжьей ягодой ее как раз и называли, потому что раньше ее собирали в качестве оброка для князей, слишком мало ее было, а она такая ароматная, вкусная. По виду ягода напоминаем малину, а по вкусу землянику с ананасом. На зиму надземная часть растения отмирает, а весной отрастает вновь. На наших опытных делянках она показала себя очень перспективным видом. Сейчас мы отбираем самые лучшие гибриды, но говорить о новом сорте еще пока очень рано, на его создание уходит порядка трех, четырех лет и то, если повезет.

У костромских ученых еще очень много разных интересных идей, их работа уже вошла в историю. С их помощью «одомашнены» многие лесные ягодные растения, которые теперь растут в садах и на плантациях. Сейчас у них уже достаточно опыта, чтобы создавать еще более уникальные сорта, но вот физических сил уже не так много.

– Мы надеемся, что все-таки отношение к науке у государства изменится в лучшую сторону, — говорит Галина Вячеславовна на прощание.

Читайте в рубрике «Титульная страница» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

26 июля 2015, 13:43
Светлана Добрый день. К сожалению очень мало информации косаемой ваших исследований по выведению различных сортов ягод. Ваших координат вообще не могу найти! Подскажите пожалуйста как можно с вами связаться?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»