Каноничный звон
Школа звонарей «Мастерская звона» в музее «Губернский город Кострома». Фото: Анастасия Хаски/

Школа звонарей «Мастерская звона» в музее «Губернский город Кострома». Фото: Анастасия Хаски/ "Русская планета"

В Костроме воссоздают традиции звонарского искусства

Откуда пошел колокольный звон, какие существуют традиции в этом деле и насколько сейчас востребована профессия звонаря, рассказала «Русской планете» преподаватель школы звонарей «Мастерская звона» в музее «Губернский город Кострома» Любовь Рудацкая.

«В начале мы бегали, дрались, спорили, кто за какую веревку будет дергать»

Любовь Рудацкая пришла в церковь 14 лет назад, в Ильинском храме набирали детей для обучения звону. Вскоре из семи человек, которые проходили обучение, девушка осталась одна.

– В начале мы бегали, дрались, спорили, кто за какую веревку будет дергать. Отучившись первую неделю, уже могли определить, что звонят неправильно. Мы еще сами не умели, но уже слышали это, — вспоминает барышня-звонарь. — 4 же года назад мы с Василием Романовым (организатор школы. — Прим. РП) решили создать пробные курсы звонарей. Хотя я закончила музыкальную школу, диплома звонаря у меня не было. Не было у нас и помещения. Вскоре мы отучились в школе церковных звонарей при Московском колокольном заводе ЛИТЭКС. Там нас и заразили идеей создания школы звонарей в Костроме. Нам повезло. Мы получили грант от благотворительного фонда преподобного Серафима Саровского. Стали собирать звонницу. Набралась первая группа, мы почти ее выпустили, но у нас забрали помещение на ремонт. Выпуск не состоялся. До сих пор проблемы со зданием не решены — мы же шумные товарищи. Подобрать нам подходящее место сложно. Поэтому сейчас у нас только форматы мастер-классов. На звоннице, которая сейчас представлена в музее, нет двух больших колоколов, ведь один весит 80 кг, второй — 140 кг. С ними можно проводить занятия только на улице.

В последнее время открывается все больше церквей, храмы обретают голос, и профессия звонаря становится очень востребованной. Поэтому на курсы приходит много людей.

– Любой подъем на колокольню должен обсуждаться с настоятелем храма, а чтобы стать звонарем, нужно получить благословение священника. Всегда нужно обсуждать некоторые моменты: сколько сегодня звонить по времени, во сколько начинать и так далее. Есть церковный устав, в котором все прописано. Но его можно придерживаться, а можно изменять. Главную силу имеет слово настоятеля: как он скажет, так и будет, — поясняет Любовь Рудацкая.

Любовь Рудацкая. Фото: Анастасия Хаски/ "Русская планета"

Любовь Рудацкая. Фото: Анастасия Хаски/ "Русская планета"

Терпение и труд все перетрут

Рудацкая считает, что главное, чем стоит запастись при обучении звонарному делу — это терпение. Сначала осваивают маленькие колокольчики. Это самое сложное. Важно правильно держать руку, нужно заучивать определенные ритмические рисунки, играть их так, чтобы они звучали чисто и аккуратно. Если приходит взрослый человек, у которого есть музыкальные навыки, то ему освоить звон проще. Если же человек никогда не был связан с музыкой и не знает о чувстве ритма, то ему учиться будет сложнее.

– Легче всех усваивают дети, они лучше адаптируются, но учиться никогда не поздно. У нас занимались даже бабушки, — говорит Любовь Рудацкая. — Просто нужно учиться, учиться и еще раз учиться. Я звоню уже 14 лет, но все равно каждый раз думаю: «Все плохо, надо заново». Каждый звонарь звонит по-своему. Как бы не учили всех одинаково по одним и тем же упражнениям, наработкам, движениям, но звон все равно у каждого будет отличаться. Все идет от характера, от того, кто на какой музыке воспитан, какой ритм в голове. Кстати, есть стереотип о том, что звонарь — это глухой дедушка. Но это неправда. Люди, работающие на колокольне, не глохнут. Если идет правильное звукоизвлечение, то слуховой аппарат не страдает. Поэтому ни беруши, ни наушники на колокольне не используются. Как правило, наверху открытые арки и звон уходит за пределы колокольни.

Колокольный звон как основа жизни

– Раньше колокола сопровождали русского человека и в горе, и в радости. Например, зима, метель. Одинокий путник заблудился в пути. Что ему делать, как быть, как не замерзнуть по дороге? Он может услышать колокольный звон. Где колокол — там храм, а где храм — там люди, которые ему помогут. Поэтому в непогоду звонарь поднимался на колокольню и звонил размеренными ударами, призывая к себе заблудившихся. Такой звон назывался метельным, — делится Любовь Рудацкая.

– Или хозяйка дома хлопочет у печи и вдруг слышит колокольный звон. Выглянув в окно, она видит, что амбар горит. Остается только брать в охапку детишек и бежать, спасаться. Ее односельчане уже побежали тушить пожар — всех созвал тревожный набатный колокол. Если колокольный звон раздавался днем, — продолжает рассказывать собеседница, — это означало, что идет венчание. Этот нежный звон так и называли — венчальный.

И, конечно, колокольный звон созывал и созывает всех верующих на службу. Но колокол звонит и во время богослужения. Например, когда читается Евангелие. Больной человек, не смогший прийти в храм, слышит, как позвонили во второй раз и понимает, что сейчас вместе со всеми может начинать читать Новый Завет. Это и есть соборность.

Надо сказать, что Россия была одним из первых государств, где отливали колокола. А Кострома получила известность благодаря колоколитейному производству. В XIX веке здесь был построен завод, входивший в десятку лучших в Российской империи. После революции производство было закрыто. Досталось и церквям — были разрушены колокольни в Ипатьевском и Богоявленско-Анастасиином монастырях, взорван Кремль.

Прошло время, церкви стали восстанавливать, появились и заводы, отливающие колокола.

– В Ильинском храме, где работаю я, колокола начала 90-х годов. Мы их ласково называем «сковородками». Новые колокола звучат совершенно по-другому, — продолжает Рудацкая. — На колоколитейных заводах есть определенные формы. Мастер, когда отливает колокол, уже примерно понимает, как он должен звучать. Основной тон задается заранее. После отливки подгоняют колокола, чтобы они звучали в одной тональности. Соответственно, на разных заводах формы разные, поэтому звучание может различаться. Московский завод колоколов звучит по-своему, на Тутаевском — уже другой звукоряд. Нужно сопоставлять колокола, чтобы они гармонично звучали вместе.

Постепенно в России восстанавливаются и традиции колокольного звона.

– Все зависит от климата, традиций отливки, размера колоколов. Мы всегда приводим в пример архангельский звон. Звон там очень нежный и переливистый. Мне всегда казалось, что от него веет холодом. Ростовский же звон медленный из-за большого размера колоколов. Он перевалистый, ведь в них еще нужно умудриться ударить. Звон Троице-Сергиевой Лавры тоже всегда можно узнать, потому что у него ярко выраженные зазвонные колокола. Они самые маленькие, но их очень хорошо слышно. Там очень сложный рисунок, интересные переходы. Многое зависит от самих звонарей. В последнее время появляются настоящие профессионалы своего дела, которые звонят канонично. То есть, они понимают когда и зачем надо звонить, как нужно правильно относиться к колоколу, — подводит итог Любовь Рудацкая.

Тридевятое царство на Костромской земле Далее в рубрике Тридевятое царство на Костромской землеКак деревянных дел мастер подарил Костроме собственный сказочный мир Читайте в рубрике «Титульная страница» Николай Дроздов – повелитель зверейСегодня знаменитому зоологу и телеведущему исполняется 80 лет Николай Дроздов – повелитель зверей

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»