В Костроме как в тюрьме
Фото: из архивов Нисона Руппо

Фото: из архивов Нисона Руппо

Главный раввин Костромской области Нисон Руппо — о непростой и зачастую трагической судьбе местных евреев

Первые евреи в Костроме

В Костромской губернии евреев до XVIII века практически не было. Первые упоминания о них в архивных данных датируются 1806 годом, когда сюда приехали два гражданина Австро-Венгрии — евреи по происхождению — чтобы обучать местных ювелирному мастерству. Но их отсюда довольно быстро выгнали.

Дальше история продолжается уже с середины XIX века. Некоторые категории купцов, ремесленников получают право жительства за пределами территории оседлости (граница территории, за пределами которой евреям запрещалось постоянное жительство — прим. авт.). Потихоньку в Костроме начинает складываться община.

Костромская синагога

Раньше площадь Мира называлась Сенной площадью, здесь был рынок. Были евреи, которые на этом рынке торговали, поэтому они и селились неподалеку. В 1892 году, когда была очередная волна изгнания евреев из Москвы, молодой раввин Цви-Гирш Шнейдерман переехал в Кострому и стал здесь духовным лидером. Но в то время статус священнослужителя не был достаточной причиной для того, чтобы получить вид на жительство, поэтому Шнейдерману брат из Америки прислал две вязальных машины. Он их разобрал, собрал, понял, как они работают, нанял местных девушек на работу и объявил себя ремесленником, хотя на самом деле был раввином общины.

В 1892 году община покупает Шнейдерману дом, тот, что сейчас стоит слева от синагоги. Сам раввин жил в цоколе, в остальной части дома жила русская семья. Двор у дома был очень большой. Шнейдерман сам спроектировал, собрал деньги с местных евреев и построил эту синагогу. В 1907 году было закончено строительство. Изначально у синагоги было два входа. Один напрямую вел в мужской зал, второй — в женское отделение на второй этаж. В наши дни в мире практически нигде не осталось действующих деревянных синагог.

Йохевед Маст-Уман, которая родилась в этом здании, помнила, что синагога раньше была коричневого цвета. Поэтому по ее воспоминаниям мы ее тоже покрасили в коричневый. Когда она умерла, в последний путь мы ее тоже провезли через синагогу. Никогда так не делается, но, поскольку у нее такая судьба, вышло замыкание круга: родилась она в стенах синагоги и проводили мы ее здесь же.

Учитель и парикмахер

Один из первых евреев в Костроме Михл-Довид Мазовецкий. Он преподавал в хейдере — еврейской начальной школе. Работать тогда можно было только на взятках, поэтому официально записан он был парикмахером. А единственным его клиентом был дворник. Если он видел, что идут полицейские с проверкой, прибегал, садился к нему в кресло, а тот делал вид, что стрижет его.

О том, как евреи прославили Кострому

В 1927 году в Кострому был отправлен в ссылку духовный лидер еврейского народа —шестой любавический ребе Йосеф Ицхок Шнеерсон (любавический хасидизм — религиозное движение в иудаизме — при. РП). Из-за этого город вошел во всемирную историю еврейского народа. Если в любой точке мира в хасидской общине сказать, что ты из Костромы, то можно ждать просто неописуемой реакции. Меня просили приехать в Иерусалим, рассказать про Кострому. Однажды на одном из съездов ко мне подошли и спросили: «Как ты живешь там, в тюрьме?». Многие думают, раз ребе здесь сидел, то Кострома — это страшное место где-то в Сибири.

В Костроме Йосефа Ицхока Шнеерсона разместила у себя семья Кугель. Глава семьи Йерахмиэль Кугель был резником (специалист по ритуальному убийству скота). Его внучка Рая недавно приехала в гости на две недели в Кострому. Она рассказала про брата своей мамы, который тоже был резником. Когда 12 июля 1927 года шестого любавического ребе освободили, он от радости ходил на руках по забору вверх ногами. Рая рассказала, еще, что семья ее бабушки, которая приехала сюда в 1910–е годы, семью ее дедушки, обосновавшуюся только в 20–е годы, уже называла пришлыми. Они сами приехали всего лет за 10 до них, но уже считали себя костромичами, а остальных — понаехавшими.

О синагоге в СССР

В 1929 году власти разворачивают кампанию по закрытию синагоги. Сохранилось много газетных вырезок, в которых сказано, что трудящиеся евреи сами просили закрыть синагогу. Возможно, кто-то искренне этого желал, а кто-то говорил под давлением. Наверняка боялись, что сами в Сибири окажутся.

Какое-то время еще сопротивлялись, но в 30-е года синагогу закрыли. Свитки торы, используемые для чтения на богослужениях, забрал к себе домой местный ребе, но в 1943 году его арестовали, а свитки конфисковали. С тех пор они считаются утерянными.

В советское время за зданием никто не следил. На него падало дерево, текла крыша. В 90–е годы здесь располагалась какая-то проектная организация. А сотрудники последней организации, которая здесь была перед возрождением синагоги, не только забрали из здания все ценное, но даже оборвали провода, обои и соскоблили штукатурку.

О костормских евреях во время Великой Отечественной войны и после нее

Многие евреи воевали на стороне Советского Союза во Второй мировой войне, потом они вернулись в Кострому и продолжали активную жизнь здесь.

Очень интересная судьба у Иосифа Муз. Он родился еще в Польше. Иосиф помнил Первую мировую войну, и то, что в то время немцы к ним хорошо относились. Когда началась Вторая мировая, их семья не хотела убегать. Как и многие, они не могли предположить, что может случиться что-то плохое. В итоге всю семью Иосифа убили, никого не осталось в живых. Сам он спасся, потому что служил в Советской армии. Иосиф с детства помнил идиш и иврит, знал, как правильно читаются молитвы. Поэтому, когда в 90–е годы началось возрождение общины, он принимал в этом активное участие. Всех собирал, устраивал молитвы. Потом он уехал в Израиль и, будучи уже в преклонном возрасте, работал там физическим трудом, заработал денег и вернулся в Кострому, приобретя здесь квартиру. Когда ему было уже за 90 лет, родственники забрали его к себе вместе с женой в Саров. Потом получилось, что Иосиф со своей женой умерли практически в один день.

Наум Вайнштейн снимал блокаду Ленинграда. После этого много лет преподавал у нас в химучилище. Был случай, когда он принимал экзамены в военной академии РХБЗ в Москве. Он заметил, что контрразведчик из первого отдела вокруг него так и вьется. Наум Вайнштейн не мог понять, что тот от него хочет. Спросил у своего друга. А тот ему объясняет: «Понимаешь, в чем дело. Ты же Вайнштейн, а там есть студент из Египта. Он должен стать будущим министром обороны Египта. Они боятся, что ты его на экзамене завалишь». Наум возмутился настолько, что заранее дал ему вопросы, которые будет спрашивать на экзамене.

Ефим Подоксик — феноменальный человек. В начале войны он стоял у станка, ему только в 1943 году 18 лет исполнилось. Он служил в кавалерии и участвовал в последней в истории кавалеристской атаке. Также он входит в руководство костромского казачества. Ефим Подоксик до сих пор и к нам на молитвы в синагогу ходит, и с лошадьми занимается, пишет статьи в газеты.

Есть и те, кто оказал влияние на культурную жизнь в Костроме. К сожалению, все эти люди умерли еще до моего приезда в Кострому. Но часть информации сохранилась. Так, например, Яков Маркевич был директором театра во Владивостоке, а потом возглавлял Костромской театр. Его отец Иосиф Маркевич одно время был директором театра в Иркутске. Семья Маркевича не одно поколение руководила театрами.

Раньше в Галиче жил фотограф Моисей Смодур. Родом он был из местечка Любавич. Мы купили его архив, он фотографировал на серебряных пластинах, переносил это все на стекла. У нас есть его старинные фотографии Костромы, Галича XIX века.

Незадолго до своей ссылки любавический ребе попросил своих посланников собрать информацию по всему Советскому Союзу о том, где и как евреям живется. Среди этих отчетов нашелся город Галич Костромской Губернии. Там упоминалось, что в Галиче есть миква (священный резервуар для омовения), которую построили беженцы во время Первой Мировой войны. И она уже тогда была в запустении. А прошло не больше 10 лет. Получается, приехали евреи, что-то построили. Пришла советская власть, они уехали, а здания остались в запустении. Были там и остатки еврейского кладбища. За ним ухаживали бабушки, которым мы помогали.

В наши дни еврейская община продолжает оказывать благотворительную помощь пожилым людям не только по Костроме, но и в Ивановской области.

В масляных рядах откроют кафе Далее в рубрике В масляных рядах откроют кафеНачалась реставрация памятника архитектуры XIX века Читайте в рубрике «Титульная страница» Страшная смерть королевы комедииСегодня легендарной советской актрисе Тамаре Носовой могло бы исполниться 90. Но она умерла 10 лет назад в жуткой нищете Страшная смерть королевы комедии

Комментарии

05 июня 2014, 11:37
Еврей в руководстве костромского казачества - это пять!!! )))
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»